Симпат-

Симпаты и родственники – краткий итог мордо-жизни

Симпат-
Захотелось подвести текущий итог тому – как на данный момент складываются отношения симпатов и их родственников после того, как я потребовал, чтобы прекратились эти глупые игры в шпионов, и чтобы каждый симпат рассказал своим родственникам, друзьям (как минимум – родителям) о том, что он интересуется Селекцией, общается со мной и мордами и беженцами, живет и путешествует с нами (те кто живут и путешествуют), приезжает к нам пожить, поучиться (те кто это делают). Поскольку я не так уж много знаю об этом, то напишу только о том, что мне известно – на конкретных примерах. Надеюсь, никаких семейных секретов не выдам и никого сильно не обижу.

Начну с мордобеженцев.

1. Каури. В семье началась небольшая паника – “дочь в секте”! Мать заняла агрессивную позицию, отец решил выяснить – в чем дело, что за Селекция такая, Бодхи и прочие морды. Стал принимать участие в моем ЖЖ и ЖЖ Каури, задавать вопросы, выражать определенный скепсис, сомнения и критику. Ему отвечали симпаты, Каури, я тоже.

Иногда дискуссия обострялась, иногда смягчалась. В итоге на данный момент отец Каури записался в симпаты, и я считаю, что это не из-за показухи, поскольку он довольно откровенно выражал свои критические мысли и спорил. Так что считаю, что то, что в результате он записался в список симпатов, является его искренней позицией.

Мне нравится, что его позиция такая: как бы ему нравилось или не нравилось то, что Каури вот так вот живет как она живет – путешествует, учится, занимается сексом с теми, с кем хочется, читает, тренируется и т.д.

– она делает то, что хочет, ей так жить нравится, а значит он это поддерживает.Мать так и осталась настроенной враждебно.

2. Ярка. Мать и братья заняли крайне агрессивную позицию с самого начала, и так на этом и остались.

Брат прислал угрозу убить ее, если она приедет к себе в город.

3. Юка. Реакция родственников агрессивная. Убить не грозятся, но грозятся небесными карами и призывают к морали, попутно оскорбляя (ну типа надо работать, нельзя трахаться). То, что ей интересно так жить, и что ее жизнь в сто раз насыщеннее, чем у них – им наплевать. Женщина должна быть при муже, стоять у плиты и нянчить детей и точка.

4. Мышь. В семье началась паника – дочь в “секте”.

Этому поспособствовали родители парня-симпата, с которым она жила до отъезда к нам, и который, собственно, познакомил ее с Селекцией (приложив к этому немало усилий, кстати:), поскольку ее поначалу все это не интересовало).

Родители Мыши и этого симпата стали замышлять то ли мое убийство, то ли посадку в тюрьму. Но прежде симпат-парень был заподозрен в том, что он убил Мышь и где-то ее закопал. Стали грозить ему тюрьмой.

В этот момент Мышь проявилась из Непала и стала общаться с родителями (я убедил её, что хотя у нее сейчас и неприятие к этому общению, и ее бывший парень ей сейчас малоинтересен, но накручивать эту детективную историю нет смысла). В результате родители прилетели к ней в Непал, они вместе пообщались, попутешествовали втроем и расстались.

Насколько я понял, отец относится спокойно к тому, что дочь стала жить такой жизнью и, кажется, отчасти даже поддерживать ее в этом, поскольку человек он все-таки с головой и понимает, что путешествия, занятия спортом (Мышь увлеклась скалолазанием, дайвингом, боксом, дзюдо, высокогорным трекингом), изучение наук, чтение книг, языков, занятие сексом с теми с кем нравится, изучение основ бизнеса – все это отнюдь не какие-то гадкие занятия, и что это человека развивает. Мать, насколько я понял, осталась с агрессивным отношением ко мне, но военные действия прекратила. Вот это для меня остается загадкой – почему родители не испытывают благодарности ко мне за то, что я делаю для их детей? Почему они выбирают стыдить своих детей (весьма совершеннолетних, кстати!!) за то, что те не вкалывают на заводе с утра до ночи? Ревность? Типа я жила в жопе и ты живи?

5. Скунс. Родственники заняли позицию отвращения к Селекции, к образу жизни Скунса, и так на ней и остались. Общение поддерживать не хотят и переписку сами прекратили.

6. Щенок. Тут все очень запущено. Мать жестоко избивала ее с самого детства, и ей не понравилось, что дочь стала в 30 лет задумываться: может быть это неправильно – то, что мать ее избивает? Поэтому объявила войну в прямом смысле слова – приехала и напала на Щенка. За что и отмотала потом уголовный срок.

7. Хорёк. Общается с родителями, живет недалеко от них, часто бывает у них в гостях. Они оказывают ему содействие в бизнесе, ну и вообще.

8. Индеец. Живет семьей с женой (тоже симпатка), отношения с родителями сами собой заглохли, без каких-то скандалов – просто ни им ни ему общаться неинтересно.

9. Лапа. Когда родственники поняли, что она покинула наезженную колею (она работала на маленькой зарплате на самой низкой должности), то попытались оказать на нее грубое воздействие, угрозы, чтобы она бросила свои увлечения, вышла замуж и т.д. Получив адекватный отпор, интерес к ней потеряли, общение затухло само собой.

10. Мангра. Отношения с родственниками прекратила еще до интереса к Селекции, что и не удивительно, так как родители были алкоголики, отец насиловал ее с детства (не в переносном смысле, а в прямом), а мать ему в этом не мешала, и даже помогала ему, заявляя, что мол дочь ее мерзкая тварь и заслуживает такого обращения.

Дальше – сеттеры.

1. Енка. Давно рассталась с родителями в силу предельной чуждости друг другу. Открыла свой бизнес в Греции, чем успешно занимается и по сей день.

2. Лисёнок. Первая реакция матери – крайне агрессивная – типа с милицией тебя вытащу, всех их поубиваю и т.д. Тем не менее Лисёнок поставил её перед фактом и уехала ко мне и мордам – вместе путешествовали, общались.

Спустя месяц выяснилось, что Лисёнку с нами трудно, и что ее тянет назад – к мужу (симпату) и, отчасти, к матери, так как ей жало мать.

В результате уехала, сейчас живет семьей с мужем-симпатом, с матерью общается, встречается, хотя общение это, судя по всему, радости ей не приносит в силу определенных особенностей жизнедеятельности её матери – не буду уточнять – что я имею в виду, но не могу не отметить, что очень странно, что мать Лисёнка не собирается измениться вот в этом её неприятном качестве (хотя это несложно) даже несмотря на то, что она знает, что это делает её неприятной для дочери.

3. Шинша. После ряда почти криминальных разборок с родителями (была неприятная история, когда её отец с угрозами запер её в квартире и пришлось освобождать её с ОМОНом), отношения как-то успокоились. Шинша продолжает общаться с сеттерами и мордо-беженцами, нередко бывает дома у родителей, и сообщает, что в общем ей с ними совсем неплохо, хотя прямо-таки близости нет.

4. Белка. Очень тяжелый случай. Родители её похитили (это на Уркаине была), дали взятку знакомому директору психиатрической клиники и он её туда засадил.

Если бы не наше оперативное вмешательство, Белку бы начали закалывать лекарствами, и её уже было бы не вытащить – мы успели ровно за сутки до того, как врачи планировали начать вкалывать ей сильнодействующие средства.

На суде врач, проходя мимо неё, прошипел, что жаль что она сука выскользнула.

Белка сумела передать на волю записку, мне сообщили о том, что с ней произошло, беженец вылетел на место чтобы решать текущие вопросы, был нанят адвокат, была проинформирована прокуратура, состоялось заседание суда, на котором Белку освободили. После этого их отношения, как можно догадаться, остаются прохладными. Сейчас Белка давно уже живет с мужем (далеко не симпатом), с симпатами общается.

5. Тайра. Родители отреагировали негативно, но без агрессии, когда 17-летняя Тайра сообщила, что уезжает в Москву к Бодху и мордам.

Они организовали ей встречу с человеком, который давно и с пеной у рта ненавидит меня и Селекцию, но он произвел на нее совсем не то впечатление, которое задумывалось, что не удивительно – вопли о том, что Бодх тут устроил притон для малолеток, что он манипулирует сознанием и вообще подонок, как-то не очень убедительны для тех, у кого в голове есть минимум мозга.

Когда ей исполнилось 18, она собрала вещи и уехала к нам. Сейчас общение с родителями эпизодическое, с беженцами и мордами и мною она общается мало, так как для нее это общение оказалось трудным. На некоторое время она вообще прекратила с нами общаться, взяла паузу, пожила отдельно от всех, а потом все-таки снова захотелось. Сейчас живет с подругой-симпаткой.6. Черепаха.

Отношения с родителями разорвала еще до интереса к Селекции, так как беспробудный алкоголизм родителей не вдохновляет, как ни странно, детей на родственные чувства…P.S. Уже после того, как я разместил этот отчет на сайте и в ЖЖ, Черепаха выслала мне более подробное описание своей чудесной жизни с родителями.

Почему-то у меня нет ни малейших сомнений, что ее родители будут меня проклинать за то, что я разрушил их семью…

Вот ее рассказ:     “Моя мать часто упрекала меня моими промахами, тем, что со мной произошло что-то негативное, поэтому я раньше, когда рассказывала ей о каких-то фиговых событиях, все время пыталась рассказывать таким образом, чтобы у нее формировалась уверенность, что это не я виновата, а кто-то другой или она сама.

Когда вспомнила об этом, возникло ЧСУ (чувство собственной ущербности), я стала вытеснять, что она меня упрекала и ругала, стала считать себя монстром, мудаком. Такое отношение к себе не нравится и я считаю его неадекватным.

Я помню, что я осознанно это делала, и я могла на самом деле считать себя виноватой в чем-то, но считала, что описывать ситуацию адекватно, выставляя себя виноватой – это самоубийство, так как она будет еще больше на меня кричать, использовать больше доводов против меня. Мне тогда казалось такое свое поведение самым эффективным.

Если бы я была уверена, что она не стала бы меня ругать, я бы ей говорила о том, что считаю себя виноватой. В то же время есть негативное отношение (НО) к такому, кажется, что я могла выбрать какую-то другую тактику.     Когда мне было лет 16, я ушла из дома.

Мне некуда было идти, поэтому я поехала к отцу: тогда я не видела его несколько лет, не общалась с ним и не знала как он живет. Он жил в двухкомнатной квартире, в соседней комнате жила семья-алкоголиков. Эта семья была относительно спокойной, обычно не было никаких скандалов, но там периодически жил мужик около 20 лет, вич инфицированный.

Тогда он кажется не жил в той кв, но у меня была тревожность, что он может приехать, что неизвестно как он себя будет вести. Я ночевала в той квартире 2 ночи. В первую ночь отец не пил, рассказывал мне какие-то истории со школы и мне нравилось то, что он со мной так общается.

Но в комнате у него было очень грязно, как у бомжа, до того, как я тудаприехала, он курил беломор прямо в комнате. Еще в холодильнике  у него была мазь, про кот я знала, что ей лечатся от чесотки, боялась, что могла заразиться.

Все время возн сильная брезгливость, но я совсем не хотела возвращаться к матери, все время думала о том, что не хочу с ней соглашаться, не хочу показывать то, что для меня приемлемо то, как она себя проявляет. Я заболела и пила таблетки от кашля. Во вторую ночь отец пил. Я уснула и у меня поднялась температура.

Под утро отец меня разбудил и начал кричать на меня, обвинять, что я наркоманка. Потом он меня душил, угражал ножом, я его умоляла отпустить меня, говорила, что я не наркоманка, что я болею, что это обычные таблетки из аптеки. (Перед сном я хотела выпить таблетку, а он мне запретил и я не пила.) Он говорил, что у меня сейчас ломка, т.к. перед сном я не выпила таблетку.

Орал, что он меня породил, он меня и убьет. Потом изображалспокойствие, говорил, что я могу уйти: когда я делала шаг в сторону двери, он делал такое движение рукой, в кот был нож, как будто он собирался меня зарезать. Смеялся. ГОворил, что не пустит, предлагал прыгать в окно. Когда я подходила к окну, он оттаскивал меня за шкирку от окна и не давал прыгать.

И так повторялось несколько раз. Это был второй этаж, я тогда думала, что у меня больше шансов остаться живой, выпрыгнув в окно. Сосед услышал как я плачу и стал стучаться в дверь, стал заступаться за меня, говорить отцу, чтобы тот меня отпустил. Дверьбыла закрыта, и он говорил это из-за двери. Отец взбесился, что ему что-то говорил этот мужик.

Пошел разбираться с ним, я схватила вещи и выбежала из квартиры.     Хочу обратиться к тем, кто считает что я “разрушаю семьи”.

Извините, Вы не против, что я помог Черепахе послать на хуй свою мать со своим отцом и что она теперь живет самостоятельно? Я конечно дико извиняюсь, что разрушил их семью, да, виноват страшно, но может быть все-таки хоть немножко меня можно понять, а, господа родственники?……………………….

От симпатов я иногда получаю письма, в которых они касаются темы взаимоотношений с родственниками. Как правило, эти отношения хреновые. Кто-то склонен обвинять в этом меня, ну ради бога.А, вот еще интересно про тех, кто совсем прекратил общение с Бодхом и мордо-беженцами.Тайка: пожила с нами пару недель, после чего отвалилась на 100%. Её ЧСВ бесконечно уязвляется от того – как мы с ней общались – не так дружественно, как она хотела. Недавно Тайка писала на моем ЖЖ о причинах, по которым она перестала с ним общаться. Трава – родители были в панике – дочь в секте. Тем не менее Трава уехала к нам, пожила тут месяц, мы ее в общем уже считали беженкой, она могла и дальше тут жить как все – путешествовать, учиться и т.д, но все же она поняла, что эта жизнь не для нее – тема родителей оказалась слишком болезненной, тема ее бывшего мужа и т.д. В итоге – уехала домой, сейчас живет с родителями.Тигра: ее взаимоотношения с мордо-беженцами плавающие – вроде и интересно, а вроде и сложно. В итоге живет с мужем, воспитывает сына, общается с родителями, которые с самого начала агрессии к нам не проявляли. Довольно часто встречается с сеттерами и беженцами, переписывается.Волчица: пыталась с нами жить, было и интересно и сложно. Сложности перевесили, так что уехала на родину, сейчас вышла замуж, скоро будет рожать. Ее муж тоже недавно записался в список симпатов.

Лин (Скво) – жила с нами 4 года, после чего ее снова затянуло в наркотики, и она от нас уехала, потом наркоту все-таки бросила, вышла замуж, живет с парнем-симпатом и с нами переписывается.

Источник: //bodhi-name.livejournal.com/203588.html

Симпаты и обычные люди

Симпат-

Бодх о симпатах:

  • «Симпаты отличаются в большинстве своем от не-симпатов только тем, что они довели уровень своей искренности до значения, равному 1. У остальных людей он полностью нулевой. Наличие этой минимальной искренности позволяет им выявлять свои приятные и неприятные проявления и восприятия, обсуждать их, и конечно неприятных проявлений больше намного, иначе и быть не может. В итоге создается впечатление, что симпаты намного более неприятные, чем обычные люди.
    Это, конечно, не так, и чтобы убедиться в этом — пообщайся открыто, то есть не подстилаясь, в компании неприятного тебе симпата и приятного тебе не-симпата, и посмотри — чего получается. А получится то, что с неприятным тебе симпатом ты сможешь все таки наладить конструктивное общение, по меньшей мере мирное сосуществование. А приятный тебе не-симпат станет врагом и начнет тебя ненавидеть, мстить, и жить с ним мирно будет невозможно».

Я говорил с большим количеством людей, пытаясь разобраться из чего состоит их внутренний мир, их отношения к детям, к сексу, к семейным ценностям, к изменам, об их сексуальных фантазиях, о том, что они делают для развития детей, как относятся к развитию сексуальности детей, о том, во что они влюблялись, о желании сдавать своих детей в детдома, о том, что заставило их стать сексологами и так далее – в общем, на все те темы, которые считаются в обществе острыми.Конечно, были люди, которые отказывались говорить на эти темы – но это бывает и среди симпатов, и тому несложно найти подтверждение на мс. Многие люди нередко испытывали дискомфорт от разговоров на такие темы – но разве и симпаты не испытывают дискомфорт от переписок по острым вопросам?

И все же многие люди, которые изначально казались адекватными, довольно спокойно и долго могли разговаривать на острые темы, не впадая в сильное негативное отношение ко мне – не говоря уже о ненависти, мести и невозможности мирно жить. Такие разговоры с людьми можно прочитать в моем жж. Нередко симпаты писали потом «Как тебе удается разговаривать с людьми на эти темы без того, чтобы люди кидались на тебя и без того, чтобы посылали с первых 5 минут разговора?»

Ответ на самом деле очень простой – если ты даешь человеку понять, что ты искренне заинтересован в нем, что ты не хочешь и не будешь его осуждать, что ты готов обсуждать любые подобные темы и в отношении себя, что твоя открытость – это интерес к нему как к человеку, а не желание его осудить или переделать – то, как правило, довольно много можно узнать о людях, не вызывая в них ничего из ранее описанного – тебя не начинают ненавидеть, тебе не хотят мстить – с тобой продолжают общаться, заниматься сексом, шутить и проводить время.Мне не очень понятно это нагнетание истерии в отношении внешнего мира, в то время как можно сделать и другие, более адекватные выводы:* У нас просто нет навыка общения с другими людьми, но как и любой другой навык – он вырабатывается.* Разговоры с людьми на острые темы возможны, если не впадать в праведность, возмущение и желание доказать и переубедить.

* Искренний интерес к людям несовместим с их частым осуждением.

Вывод, мне кажется, довольно простой — если ты говоришь с человеком с искренним интересом и даешь ему понять, что не осуждаешь его, то адекватные люди довольно часто идут на контакт; а если ты с ними говоришь как симпат – то такое общение невозможно и никогда не приводит к тому, ради чего общение, как правило, происходит.

Ошибка здесь в том, что когда говорится «не подстилаясь», то имеется в виду симпатский стиль общения, в котором много возмущения, желания подавить, показать чувство превосходства и добиться моментального признания вины, и это, естественно, не выносит никто — ни сами симпаты, ни обычные люди.

(Речь идет не о предложении вежливого общения в качестве альтернативы – речь идет о том, что при установлении доверия нет необходимости говорить эзоповым языком – обтекаемо-вежливо и сглаживая углы.

 Достаточно говорить с человеком без осуждения и продавливания своей точки зрения – и тогда нередко люди реагируют адекватно даже на очень откровенные разговоры).

*

Вывод о причинах различия реакций обычных людей и симпатов тоже не такой однозначный, как в цитате Бодхи, где он утверждает, что с обычными людьми невозможно общаться на острые темы.

 На самом деле проблема не в острых темах, да и создание договоренностей у симпатов – не всегда результат желания продолжать адекватное общение.  Симпат не может позволить себе реакцию обычного человека – он не может защищаться, иначе будет уличен в агрессии, лживости или другом омрачении.

Oтказ обсуждать что-либо часто сопровождается нежелательными последствиями — если ты не хочешь обсуждать что-либо, с тобой прекращают общаться люди, которых ты считаешь очень для себя интересными и важными.

Поэтому согласие продолжать общение и создание договоренностей не всегда говорят об адекватности реакции симпата. Часто согласие  является вынужденным и обусловленным страхом потери — а не адекватной реакцией на создание договоренностей.

Categories: Бодхи, Двойные стандарты, Ошибочные представления, Самообманы, Элитизм и превосходство к людям

Источник: //salardayuni.wordpress.com/2012/06/17/%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B0%D1%82%D1%8B-%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B8/

Ваш Недуг
Добавить комментарий