Эйнтховена треугольник

Автор главного треугольника медицины

Эйнтховена треугольник

Виллем Эйнтховен. Родился: 21 мая 1860 г., Семаранг, Голландская Ост-Индия. Умер: 29 сентября 1927 г., Лейден, Нидерланды. Лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине 1924 г. Возраст при присуждении премии — 64 года.

…В 2002 г. Texas Heart Institute Journal опубликовал редакционную статью «10 величайших открытий в кардиологии XX века». Среди них были и ангиопластика, и открытая операция на сердце.

Однако, бесспорно, первым методом в этом списке стоит электрокардиография, а рядом — фамилия голландца Виллема Эйнтховена, создателя первого распространенного метода инструментальной неинвазивной диагностики, с которым сталкивался каждый из нас.

Нобелевский комитет по достоинству оценил изобретение и с формулировкой «за открытие техники электрокардиографии» вручил Эйнтховену премию.

Рисунок 1. Огастес Дезире Уоллер и его собака Джимми.

Если быть совсем точными, то, конечно, первую в истории электрокардиограмму (ЭКГ) снял не Эйнтховен. Но рейтинг Texas Heart Institute Journal [1] всё же справедлив — по ней было абсолютно ничего не понятно. И «голландцем» нашего героя назвать можно, но можно и по-другому. Однако все по порядку.

Если рассуждать по принципу «государство N — родина слонов», Резерфорд, к примеру, окажется первым новозеландским нобелевским лауреатом, а Виллем Эйнтховен — первым нобелиатом Индонезии.

Потому что родился он на острове Ява, в городе Семаранг, ныне — пятом по величине городе Индонезии.

Тогда это была Голландская Ост-Индия, о государстве Индонезия никто не слышал, ведь до признания ее независимости оставалось более 80 лет.

С происхождением у Эйнтховена тоже все замысловато: он потомок изгнанных из Испании евреев. Фамилия появилась при Наполеоне, который в своем Кодексе указал, чтобы все граждане его империи, куда входила Голландия, имели фамилии. Двоюродный дед Эйнтховена выбрал немного искаженное название города, где он жил (надеюсь, не нужно упоминать, какого).

Отцом будущего нобелиата был военный врач, Якоб Эйнтховен, который, к сожалению, не смог обеспечить собственное здоровье. В 1866 г. он умер от инсульта, и через четыре года (Виллему тогда было уже 10) его семья перебралась в Утрехт.

Разумеется, большого достатка в семье не было — его мать осталась одна с тремя детьми. Виллем решил пойти по стопам отца — отчасти по призванию (медицина), отчасти — по нужде.

Дело в том, что заключив военный контракт, он смог обучаться на медицинском факультете Утрехтского университета бесплатно.

В студенческие годы Виллем был очень спортивным человеком, регулярно заявлял, что и в учебе нужно «не дать погибнуть телу», был прекрасным фехтовальщиком и гребцом (последнее — опять же вынужденно, поскольку сломал запястье и занялся греблей для восстановления функциональности кисти).

Да и первая работа Эйнтховена по медицине была посвящена механизму работы локтевого сустава, одинаково важного как гребцу, так и фехтовальщику. В этой работе, пожалуй, уже проявилась двойственность таланта Эйнтховена: прекрасное знание анатомии и физиологии и интерес к физическим принципам работы человеческого организма. В данном случае — механике.

А ведь дальше были работы и по оптике, и, разумеется, по электричеству.

Рисунок 2. Капиллярный электрометр Липпманна.

Дальше нашему герою очень повезло. Правда, при этом не повезло профессору физиологии Лейденского университета Адриану Хейнсиусу: он умер.

А юному Эйнтховену, четверти века от роду, вместо службы в медицинском корпусе досталось профессорское место в не самом последнем европейском университете. Это случилось в 1886 г.

, и с тех пор более 41 года Эйнтховен работал в Лейдене — до самой своей смерти в 1927 г.

Активно занимался Эйнтховен и офтальмологией — его докторская диссертация называлась «Стереоскопия посредством дифференцировки цветов».

Позже вышли очень интересные работы «Простое физиологическое объяснение различных геометрико-оптических иллюзий», «Аккомодация человеческого глаза» и другие.

Впрочем, больше всего времени молодой исследователь занимался физиологией дыхания. В том числе и работой нервных импульсов в механизме контроля дыхания.

Но тут подоспел Первый Международный конгресс по физиологии — важнейшее событие в мировой медицине (Базель, 1889 г.). Там и произошла эпохальная встреча с Огастесом Уоллером (рис.

 1), который первым в мире показал, что можно снять запись электрических импульсов сердца, не вскрывая тело живого организма (1887 г.) [2].

То, что само тело человека может производить электричество, было очень новой мыслью в физиологии.

В Базеле Уоллер показывал свою работу при помощи собственного пса Джимми. Именно Уоллера нужно называть (и называют) первооткрывателем ЭКГ.

Правда, надо сказать, что кардиограммы у Уоллера были ужасные. Он регистрировал импульсы при помощи капиллярного электрометра (кстати, разработанного нобелевским лауреатом по физике 1908 года и одним из изобретателей цветной фотографии Габриэлем Липпманном) (рис. 2).

Рисунок 3. Струнный гальванометр Эйнтховена.

Рисунок 4. Подлинная кардиограмма, снятая Эйнтховеном. Иллюстрация из нобелевской лекции [7].

Рисунок 5. Треугольник Эйнтховена.

В этом приборе электрические импульсы от сердца попадали на капилляр с ртутью, уровень которой менялся в зависимости от силы тока.

Но сама по себе ртуть меняла положение не мгновенно, а обладала некоей инерцией (ртуть ведь очень тяжелая жидкость). В результате получалась каша.

Более того, записать импульсы сердца — это интересная задача, но тут любой ученый должен уметь отвечать на самый главный вопрос — «и что?»

Пять лет (с 1890 по 1895 гг.) Эйнтховен занимался усовершенствованием технологии капиллярной электрометрии и попутно создал нормальный математический аппарат обработки «каши».

Что-то начало получаться, но все равно прибор был ненадежным, неточным и громоздким. Однако нельзя сказать, что эти годы прошли зря: в 1893 г.

 на заседании Нидерландской медицинской ассоциации из уст Эйнтховена впервые официально прозвучал термин «электрокардиограмма».

Однако нормальной кардиограммы получить капиллярным методом не удалось. И в 1901 году Виллем Эйнтховен сделал собственный прибор — струнный гальванометр [3], а первую статью о том, что на нем записана кардиограмма, он опубликовал в 1903 г. (издание датировано 1902 г. [4]).

Его главной частью была кварцевая струна — ниточка из кварца толщиной в 7 микрон (рис. 3).

Она делалась весьма оригинальным способом: стрела, к которой было прикреплено кварцевое разогретое волокно, выстреливалась из лука (от себя добавим, что таким же способом 20 лет спустя в свежесозданном ленинградском Физтехе молодые исследователи Николай Семенов и Петр Капица получали сверхтонкие капилляры).

Эта нить при попадании на нее электрических импульсов отклонялась в постоянном магнитном поле. Чтобы фиксировать отклонение нити, параллельно ей во время измерений двигалась фотобумага, на которую при помощи системы линз проецировалась тень от нити (рис. 4).

Рисунок 6. Зубцы и интервалы кардиограммы.

Интересно, как на первые кардиограммы наносилась временная координатная сетка (сейчас бумага для кардиограмм сразу содержит сетку, но у Эйнтховена-то была фотобумага!). Сетка наносилась при помощи теней от спиц велосипедного колеса, вращавшегося с постоянной скоростью.

Эйнтховен придумал и три стандартных отведения ЭКГ, попарно размещая электроды и измеряя разность потенциалов от левой руки к правой, от правой руки к левой ноге и от левой ноги к левой руке.

Это получило название «треугольник Эйнтховена» (рис. 5).

Он же ввел стандартное название зубцов кардиограммы: чтобы избежать путаницы с терминологией электрометра, в струнном гальванометре зубцы получили названия P, Q, R, S, T.

Что же такое эти зубцы, и что нам дает кардиограмма?

Итак, обычно на кардиограмме видно пять зубцов (рис. 6). С легкой руки Эйнтховена они получили названия P, Q, R, S, T. Не всегда, но достаточно часто, за ними можно увидеть еще и небольшую волну-зубец U.

Первый зубец, P, характеризует процесс возбуждения мышечной ткани предсердий; то, что называется комплексом QRS, отражает систолу (сокращение) желудочков и выброс крови в аорту; фрагмент ST и сам зубец T — реполяризацию (восстановление потенциала покоя) мембран клеток миокарда желудочков.

Но самое главное — Эйнтховен сумел увидеть некие общие черты в кардиограммах людей с одинаковыми сердечно-сосудистыми заболеваниями. Действительно, по ЭКГ видно не только частоту сердцебиений (и отклонения от нормы), но и наличие экстрасистол или выпадений очередных сокращений — признаков аритмий, гипертрофии желудочков, ослабленности сердечной мышцы и прочих заболеваний сердца.

Соотнесение участков ЭКГ с соответствующей фазой работы сердца.

Так ЭКГ стала диагностическим методом — с момента выхода в 1908 году статьи «Дополнительно об электрокардиограмме» [5]. Именно после этой статьи электрокардиографы (рис. 7) стали выпускаться промышленно. Уже к 1935 году удалось снизить вес аппаратов до 11 кг, что сильно расширило возможности их применения (рис. 8).

Рисунок 7. Электрокардиограф Эйнтховена.

Рисунок 8. Коммерческий электрокардиограф фирмы CSIC.

Любопытно, что голландец не стал почивать на лаврах и продолжал свои работы. К примеру, вместе со своим сыном в 1920-е годы он организовал прием радиограмм из Индонезии при помощи того же струнного гальванометра. А то, что он достоин «нобеля», стало ясно достаточно быстро.

Интересно разобраться с номинациями Эйнтховена. Наш герой номинировался на премию 31 раз. При этом в 1924 г. он был номинирован лишь трижды, а вот в 1922 г. — 16 раз! Еще 6 номинаций в 1913, две в 1917 и по одной в 1911, 1914, 1920 и 1921 гг. Сам же Эйнтховен имел право номинировать с самой первой премии, но воспользовался им лишь четырежды.

В 1901 г. он номинировал Эмиля фон Беринга, который и стал Нобелевским лауреатом [6]. В 1905 г. — его соратника Эмиля Ру, который так и не получил «нобеля». В 1917 и 1921 гг. он номинировал сэра Чарлза — но не Баскервиля, а Шеррингтона, который получит свою премию за исследования функции нейронов лишь в 1932 г.

, уже после смерти автора кардиограммы.

Пишут, что Нобелевский комитет оказался в некотором теоретическом затруднении: можно ли давать премию по физиологии за прибор? В итоге сформулировали так: «за открытие техники электрокардиографии».

Любопытно, что сам Эйнтховен узнал о своей премии в США, где он читал лекции. Изначально он прочитал об этом в бостонской газете и решил, что это шутка, ошибка или розыгрыш. Сообщению от Reuters пришлось поверить.

Кстати, в 1924 г. продолжилась некоторая неразбериха с Нобелевскими премиями, о которой сейчас мало кто знает. Нет, мы прекрасно знаем, что в определенные годы Первой и Второй мировых войн премии не присуждались вообще. Однако было такое и в 1920-х. Так, Эйнтховен стал…

единственным «естественнонаучным» нобелевским лауреатом, удостоенным премии в 1924 г. В этот год Нобелевский комитет присудил премию лишь Эйнтховену, а решение по премиям по физике и химии перенес на следующий год. Торжественного вручения премий не было. В 1925 г.

комитет присудил премию 1924 года по физике Карлу Сигбану за рентгеновскую спектроскопию, а премию по химии 1924 г. решил не вручать совсем, а перенести деньги в спецфонд. Решение по премиям же 1925 г. снова отложили на год (потом чехарда продолжилась). В итоге нобелевский банкет 1924 г. состоялся в декабре 1925 г.

, и свою нобелевскую лекцию (строгий доклад о струнном гальванометре) Эйнтховен прочел 11 декабря 1925 года [7].

Голландец недолго прожил в лауреатах — через два года после своей нобелевской лекции он умер от рака желудка.

Печальнее всего, что, несмотря на открытость своей лаборатории (в ней часто бывали гости), ни учеников, ни научной школы после Эйнтховена не осталось.

А вот лаборатория Эйнтховена есть: его именем названа лаборатория экспериментальной сосудистой медицины в его родном Лейдене (Лейденский университетский медицинский центр, LUMC).

И еще одно любопытное наблюдение. Статья про Эйнтховена в русскоязычной Википедии [8] гораздо подробнее и длиннее, чем статья в англоязычной [9], и более того, входит в число «хороших» статей (свидетельствую — хороша!). Удивительный факт, но у открывателя кардиограммы есть свои русскоязычные поклонники. Впрочем, теперь их стало минимум на одного больше.

//www.youtube.com/watch?v=biH1rQEshU8

Первоначально статья была опубликована в блоге автора на сайте Политехнического музея [10].

Источник: //biomolecula.ru/articles/avtor-glavnogo-treugolnika-meditsiny

Эйнтховена треугольник и его построение

Эйнтховена треугольник

Сегодня почти каждый человек старше 50 лет страдает теми или иными сердечно-сосудистыми заболеваниями. Однако существует тенденция омоложения этих болезней. То есть все чаще встречаются молодые люди до 35 лет с инфарктом миокарда или сердечной недостаточностью. На фоне этого знание врачами электрокардиографии особенно актуально.

Треугольник Эйнтховена – основа ЭКГ. Без понимания его сути правильно поставить электроды и расшифровать качественно электрокардиограмму не получится. Статья расскажет о том, что это такое, зачем нужно знать о нем, как построить. В начале необходимо разобраться, что такое ЭКГ.

Электрокардиограмма

ЭКГ – это запись электрической активности сердца. Определение дано наиболее простое. Если же зреть в корень, то специальный прибор записывает суммарную электрическую активность мышечных клеток сердца, возникающую при их возбуждении.

Электрокардиограмма играет главенствующую роль в диагностике заболеваний. В первую очередь, конечно, ее назначают при подозрении на сердечные болезни. Кроме того, ЭКГ необходима всем, кто поступает в стационар. И неважно, это экстренная госпитализация или плановая. Кардиограмму назначают каждому при диспансеризации, плановом обследовании организма в условиях поликлиники.

Первые упоминания об электрических импульсах появились в 1862 году в трудах ученого И. М. Сеченова. Однако возможность записывать их появилась только с изобретением электромера в 1867 году. Огромный вклад в развитие метода электрокардиографии внес Виллиам Эйнтховен.

Кто такой Эйнтховен?

Виллиам Эйнтховен – голландский ученый, который в 25 лет стал профессором, заведующим кафедрой физиологии Лейденского университета. Интересно, что изначально он занимался офтальмологией, проводил исследования, написал докторскую диссертацию по данному направлению. Затем изучал дыхательную систему.

В 1889 году он посетил международный конгресс по физиологии, где впервые ознакомился с процедурой проведения электрокардиографии. После этого мероприятия Эйнтховен решил вплотную заняться улучшением функциональности прибора, записывающего электрическую активность сердца, а также качества самой записи.

Важнейшие открытия

В ходе изучения электрокардиографии Виллиам Эйнтховен ввел немало терминов, которыми все медицинское сообщество пользуется по сей день.

Ученый стал первым, кто ввел понятие зубцов P, Q, R, S, T. Сейчас сложно представить бланк ЭКГ без точного описания каждого из зубцов: амплитуды, полярности, ширины. Определение их значений, соотношений между собой играет важнейшую роль в диагностике заболеваний сердца.

В 1906 году в статье медицинского журнала Эйнтховен описал метод записи ЭКГ на расстоянии. Кроме того, он выявил существование прямой связи изменений на электрокардиограмме и определенных заболеваний сердца.

То есть для каждого заболевания определяются характерные изменения на ЭКГ.

В качестве примеров были использованы ЭКГ больных с гипертрофией правого желудочка при недостаточности митрального клапана, гипертрофия левого желудочка при недостаточности аортального клапана, различными степенями блокады проведения импульсов в сердце.

В 1913 году ученый в своей опубликованной статье предложил для записи электрокардиограммы использовать 3 стандартных отведения, которые представляют собой равносторонний треугольник, в центре которого находится сердце как источник тока.

Перед построением треугольника Эйнтховена необходимо правильно поставить электроды. Красный электрод подсоединяют к правой руке, желтый прикрепляют к левой, а зеленый – к левой ноге. На правую нижнюю конечность накладывают черный, заземляющий, электрод.

Линии, условно соединяющие электроды, называются осями отведений. На чертеже они представляют собой стороны равностороннего треугольника:

  • I отведение – соединений обеих рук;
  • II отведение связывает правую руку и левую ногу;
  • III отведение – левую руку и ногу.

Отведения регистрируют разницу напряжений между электродами. Каждая ось отведений имеет положительный и отрицательный полюс.

Перпендикуляр, опущенный из центра треугольника на ось отведения, делит сторону треугольника на 2 равные части: положительную и отрицательную.

Таким образом, если результирующий вектор сердца отклоняется в сторону положительного полюса, то на ЭКГ линия регистрируется над изолинией – зубцы P, R, T. Если в сторону отрицательного полюса, то регистрируется отклонение ниже изолинии – зубцы Q, S.

Построение треугольника

Для построения треугольника Эйнтховена с обозначением отведений на листе бумаги рисуем геометрическую фигуру с равными сторонами и вершиной, направленной вниз. В центре ставим точку – это сердце.

Отмечаем стандартные отведения. Верхняя сторона – это I отведение, справа – III, слева – II. Обозначаем полярности каждого отведения. Они стандартны. Их необходимо выучить.

Треугольник Эйнтховена готов. Осталось только использовать его по назначению – определить электрическую ось сердца и угол ее отклонения.

Определение электрической оси сердца

Следующий шаг – определение центра каждой стороны. Для этого нужно опустить перпендикуляры из точки в центре треугольника на его стороны.

Задача – определить электрическую ось сердца с помощью треугольника Эйнтховена по ЭКГ.

Необходимо взять комплекс QRS I и III отведения, определить алгебраическую сумму зубцов в каждом отведении путем подсчета количества маленьких клеточек каждого зубца, учитывая их полярность. В I отведении это R+Q+S = 13 + (-1) + 0 = 12. В III это R + Q + S = 3 + 0 + (-11) = -8.

Затем на соответствующих сторонах треугольника Эйнтховена откладываем полученные величины. На верхней отсчитываем 12 мм вправо от середины, в сторону положительно заряженного электрода. По правой стороне треугольника отсчитываем -8 выше середины – ближе к отрицательно заряженному электроду.

Затем от полученных точек строим перпендикуляры внутрь треугольника. Отмечаем точку пересечения этих перпендикуляров. Теперь нужно соединить центр треугольника с образовавшейся точкой. Получается результирующий вектор ЭДС сердца.

Для определения электрической оси надо провести горизонтальную линию через центр треугольника. Угол, полученный между вектором и прочерченной горизонтальной линией, называется углом альфа. Он определяет отклонение оси сердца. Вычислить его можно с помощью обычного транспортира. В данном случае угол равен -11°, что соответствует умеренному отклонению оси сердца влево.

Определение ЭОС позволяет вовремя заподозрить проблему, возникшую в сердце. Особенно это актуально при сравнении с предыдущими пленками. Порой резкое изменение оси в ту или иную сторону является единственным явным признаком катастрофы, который позволяет назначить другие методы обследования для выявления причины этих изменений.

Таким образом, знание о треугольнике Эйнтховена, о принципах его построения позволяет правильно наложить и подключить электроды, провести своевременную диагностику, выявить изменения на ЭКГ в максимально быстрые сроки. Знание основ ЭКГ поможет спасти множество жизней.

Источник: //FB.ru/article/384377/eynthovena-treugolnik-i-ego-postroenie

Нобелевские лауреаты: Виллем Эйнтховен, первый лауреат из Индонезии. Или нет

Эйнтховена треугольник

13 сентября 2017 в 20:31МедицинаИзобретатель электрокардиограммы

Зачем для того, чтобы изобрести электрокардиограмму, нужно было стрелять из лука, как фехтование и гребля помогли написать нобелевскому лауреату первую научную работу и почему его лекция была перенесена на целый год, читайте в рубрике «Как получить Нобелевку».

В 2002 г. Texas Heart Institute Journal опубликовал редакционную статью «10 величайших открытий в кардиологии XX века». Среди них были и ангиопластика, и открытая операция на сердце.

Однако, бесспорно, первым методом в этом списке стоит электрокардиография и фамилия голландца Виллема Эйнтховена — создателя первого распространенного метода инструментальной неинвазивной диагностики, с которым сталкивался каждый из нас.

Впрочем, нужно быть точными: первую электрокардиограмму в истории снял не Эйнтховен. И «голландцем» назвать его можно, но можно и по-другому. Однако, обо всем по порядку.

Виллем Эйнтховен

Родился: 21 мая 1860 г., Семаранг, Голландская Ост-Индия

Умер: 29 сентября 1927 г., Лейден, Нидерланды

Нобелевская премия по физиологии и медицине 1924 г. Формулировка Нобелевского комитета: «за открытие техники электрокардиографии (for his discovery of the mechanism of the electrocardiogram)».

Если рассуждать по принципу «государство N — родина слонов» Резерфорд, к примеру, окажется первым новозеландским нобелевским лауреатом, а Виллем Эйнтховен — первым лауреатом Индонезии.

Потому что родился он в городе Семаранг, ныне — пятом по величине городе в Индонезии на острове Ява.

Тогда это была голландская Ост-Индия, о государстве Индонезия никто не слышал, ведь до признания ее независимости оставалось более 80 лет.

С происхождением у Эйнтховена тоже все замысловато: он потомок изгнанных из Испании евреев. Фамилия появилась при Наполеоне, который в своем кодексе указал, что у всех граждан его империи, куда в то время входила и Голландия, должна быть фамилия. Двоюродный дед Эйнтховена выбрал немного искаженное название города, где он жил — Эйндховена.

Отцом будущего нобелиата был военный врач, Якоб Эйнтховен, который, к сожалению, не смог обеспечить собственное здоровье. В 1866 году он умер от инсульта, и через четыре года (Виллему тогда было уже десять) его семья вернулась в Утрехт.

Разумеется, большого достатка в семье не было — его мать осталась одна с тремя детьми. Виллем решил пойти по стопам отца — отчасти по призванию (медицина), отчасти — по нужде.

Дело в том, что, заключив военный контракт, он смог обучаться на медицинском факультете Утрехтского университета бесплатно.

В студенческие годы Виллем был очень спортивным человеком, регулярно заявлял, что и в учебе нужно «не дать погибнуть телу», был прекрасным фехтовальщиком и гребцом. Последнее — опять же вынужденно, поскольку сломал запястье и занялся греблей для восстановления функциональности кисти.

Да и первая работа Эйнтховена по медицине была посвящена механизму работы локтевого сустава, одинаково важного как гребцу, так и фехтовальщику.

В этой работе, пожалуй, уже проявилась двойственность таланта Эйнтховена: прекрасное знание анатомии и физиологии и интерес к физическим основам работы человеческого организма.

Дальше юноше повезло. Правда, при этом не повезло профессору физиологии Лейденского университета Адриану Хейнсиусу: он умер.

А юному Эйнтховену, четверть века от роду, вместо службы в медицинском корпусе досталось профессорское место в не самом последнем европейском университете.

Это случилось в 1886 году, и с тех пор более 41 года Эйнтховен работал в Лейдене — до самой своей смерти в 1927-м.

Активно занимался Эйнтховен и офтальмологией — его докторская диссертация называлась «Стереоскопия посредством дифференцировки цветов».

Позже вышли очень интересные работы «Простое физиологическое объяснение различных геометрико-оптических иллюзий», «Аккомодация человеческого глаза» и другие.

Впрочем, больше всего времени молодой исследователь занимался физиологией дыхания. В том числе и работой нервных импульсов в механизме контроля дыхания.

А тут подоспел первый международный конгресс по физиологии — важнейшее событие в мировой медицине того времени (Базель, 1889 г.).

Там и произошла эпохальная встреча с Огастесом Уоллером, который первый в мире показал, что, не вскрывая тело живого организма, можно снять запись электрических импульсов сердца (1887 г.).

В Базеле Уоллер показывал свою работу при помощи собственного пса Джимми. Именно Уоллера нужно называть первооткрывателем метода ЭКГ.

Правда, надо сказать, что кардиограммы у Уоллера были ужасные. Он регистрировал импульсы при помощи капиллярного электрометраэлектрометра (кстати, его изобрел нобелевский лауреат по физике 1908 года и один из изобретателей цветной фотографии Габриэль Липпманн).

В этом приборе электрические импульсы от сердца попадали на капилляр с ртутью, уровень которой в капилляре менялся в зависимости от силы тока. Но сама по себе ртуть меняла положение не мгновенно, а обладала некоей инерцией (ртуть ведь очень тяжелая жидкость). В результате получалась каша. Метод был, но то, что говорили полученные кардиограммы, понять было невозможно.

Пять лет (с 1890 по 1895 гг.) Эйнтховен занимался усовершенствованием технологии капиллярной электрометрии и попутно создал нормальный математический аппарат обработки «каши».

Что-то начало получаться, но все равно прибор был ненадежным, неточным и громоздким. Однако нельзя сказать, что эти годы прошли зря: в 1893 г.

на заседании Нидерландской медицинской ассоциации из уст Эйнтховена впервые официально прозвучал термин «электрокардиограмма».

Однако нормальную кардиограмму получить капиллярным методом не удалось. И Виллем Эйнтховен сделал собственный прибор: струнный гальванометр. Первую статью о том, что на нем записана кардиограмма, он опубликовал в 1903 году (издание датировано 1902 годом).

Его главной частью была кварцевая струна — ниточка из кварца толщиной в 7 микрон.

Она делалась весьма оригинальным способом — стрела, к которой было прикреплено кварцевое разогретое волокно, выстреливалась из лука (кстати, таким же способом 20 лет спустя будущие нобелевские лауреаты Семенов и Капица тянули капилляры).

Эта нить при попадании на нее электрических импульсов отклонялась в постоянном магнитном поле. Чтобы фиксировать отклонение нити, параллельно ей во время измерений двигалась фотобумага, на которую при помощи системы линз проецировалась тень от нити.

Интересно, что на первые кардиограммы наносилась временная координатная сетка (сейчас бумага для кардиограмм сразу содержит сетку, но у Эйнтховена-то была фотобумага!). Сетка наносилась при помощи теней от спиц велосипедного колеса, вращавшегося с постоянной скоростью.

Эйнтховен придумал и три стандартных отведения ЭКГ, попарно размещая электроды от левой руки к правой, от правой руки к левой ноге и от левой ноги к левой руке. Это получило название «треугольник Эйнтховена». Он же ввел стандартное буквенное название зубцов кардиограммы: чтобы избежать путаницы с терминологией электрометра, в струнном гальванометре зубцы получили названия P, Q, R, S, T и U.

Что же такое эти зубцы и что нам дает кардиограмма?

Итак, обычно на кардиограмме видно пять зубцов. С легкой руки Эйнтховена они получили названия P, Q, R, S, T. Не всегда, но достаточно часто, за ними можно увидеть еще и небольшую волну-зубец U.

Первый зубец, P, характеризует процесс возбуждения мышечной ткани предсердий; то, что называется комплексом QRS, отражает систолу (сокращение) желудочков и выброс крови в аорту, фрагмент ST и сам зубец T – реполяризацию (восстановление потенциала покоя) мембран клеток миокарда желудочков.

Но самое главное — Эйнтховен сумел увидеть некие общие черты в кардиограммах людей с одинаковыми сердечно-сосудистыми заболеваниями. Так ЭКГ стала диагностическим методом.

Любопытно, что голландец не стал почивать на лаврах, и продолжал свои работы. К примеру, вместе со своим сыном в 1920-е годы он организовал прием радиограмм из Индонезии при помощи того же струнного гальванометра. А то, что он достоин «Нобеля» стало ясно достаточно быстро.

Интересно разобраться с номинациями Эйнтховена. Наш герой номинировался на премию 31 раз. При этом в 1924 г. он был номинирован лишь трижды, а вот в 1922 г. — 16 раз! Еще шесть номинаций в 1913 г., две в 1917 и по одной в 1911, 1914, 1920 и 1921 г.

Сам же Эйнтховен имел право номинировать с самой первой премии, но воспользовался им лишь четырежды. В 1901 г. он номинировал Эмиля фон Беринга, который и стал Нобелевским лауреатом. В 1905 г. — его соратника Эмиля Ру, который так и не получил премию. В 1917 и 1921 гг.

он номинировал сэра Чарлза — но не Баскервиля, а Шеррингтона, который получит свою премию за исследования функции нейронов лишь в 1932 г., уже после смерти автора кардиограммы.

Пишут, что Нобелевский комитет оказался в некотором теоретическом затруднении: можно ли давать премию по физиологии за прибор? В итоге сформулировали так: «за открытие техники электрокардиографии».

Любопытно, что сам Эйнтховен узнал о своей премии в США, где он читал лекции. Изначально он прочитал об этом в бостонской газете, и решил, что это шутка, ошибка или розыгрыш. Сообщению от Reuters пришлось поверить.

Кстати, в 1924 году продолжилась определенная неразбериха с Нобелевскими премиями, о которой сейчас мало кто знает. Нет, мы прекрасно знаем, что в определенные годы Первой и Второй мировых войн премии не присуждались вообще. Однако было такое и в 1920-х.

Так, Эйнтховен стал… единственным «естественнонаучным» нобелевским лауреатом, удостоенным премии в 1924 году Нобелевский комитет присудил премию лишь Эйнтховену, а решение по премиям по физике и химии перенес на следующий год. Торжественного вручения премий не было.

В 1925 году комитет присудил премию 1924 года по физике Карлу Сигбану за рентгеновскую спектроскопию, а премию по химии 1924 года решил не вручать совсем, а перенести деньги в спецфонд. Решение по премиям же 1925 г. снова отложили на год (потом чехарда продолжилась).

В итоге нобелевский банкет 1924 года состоялся в декабре 1925-го, и свою Нобелевскую лекцию (строгий доклад о струнном гальванометре) Эйнтховен прочел 11 декабря 1925 года.

Голландец недолго прожил в лауреатах — через два года после своей нобелевской лекции он умер от рака желудка.

Печальнее всего, что, несмотря на открытость своей лаборатории (в ней часто бывали гости), ни учеников, ни научной школы после Эйнтховена не осталось.

А вот лаборатория Эйнтховена есть: его именем названа лаборатория экспериментальной сосудистой медицины в его родном Лейдене (Лейденский университетский медицинский центр, LUMC).

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: , ВКонтакте, , Telegram, .

Источник: //indicator.ru/medicine/villem-ejnthoven.htm

Понятие о треугольнике Эйнтховена

Эйнтховена треугольник

Размещение электродов для регистрации отведений I, II, III, образует так называемый треугольник Эйнтховена. Каждая сторона этого равностороннего треугольника между двумя электродами соответствует одному из стандартных отведений.

Сердце расположено в центре генерируемого им электрического поля и рассматривается как центр этого равностороннего треугольника. Из треугольника получается фигура с трехосевой системой координат для стандартных отведений.

Сумма электрических потенциалов, регистрируемый в любой момент в отведениях I и III, равна электрическому потенциалу, регистрируемому в отведении II. Этот закон может быть использован для обнаружения ошибок, допущенных при наложении электродов, выяснения причин регистрации необычных сигналов их трех стандартных отведений и для оценки серийных ЭКГ.

Полярность электродов при их фиксации на конечностях и поверхности грудной клетки

Стандартные отведения. Эти отведения называются двухполюсными, потому что каждое имеет два электрода, которые обеспечивают одновременную запись электрических токов сердца, идущих по направлению к двум конечностям. Двухполюсные отведения позволяют измерять потенциал между двумя положительным (+) и отрицательным (-) электродами.

Электрод на правом предплечье всегда рассматривается в качестве отрицательного полюса, на левой голени – всегда в качестве положительного. Электрод на левом предплечье может быть либо положительным, либо отрицательным в зависимости от отведения: в отведении I он положительный, а в отведении III – отрицательный.

Когда ток направлен к положительному полюсу, зубец ЭКГ направлен вверх от изоэлектрической линии (положительный). Когда ток идет к отрицательному полюсу, зубец ЭКГ инвертирован (отрицательный). В отведении II ток распространяется от отрицательного к положительному полюсу, поэтому зубцы на обычной ЭКГ направлены вверх.

Электроды регистрации ЭДС с прекардиальной области располагаются в следующих точках:

– V-1 – в четвертом межреберье по правому краю грудины;

– V-2 – в четвертом межреберье по левому краю грудины;

– V-3 – посредине лини, соединяющей точки V-2 и V-4;

– V-4 – в пятом межреберье по левой срединно-ключичной линии;

– V-5 – в пятом межреберье по левой передней подмышечной линии;

– V-6 – в пятом межреберье по левой средней подмышечной линии.

Сигналы каких отделов сердца регистрируются

В шести отведениях (стандартных и усиленных от конечностей) сердце рассматривается во фронтальной плоскости. Отведение I отражает боковую стенку сердца, отведения II и III – нижнюю стенку. Отведения прекардиальной области (V-1-6) позволяют проанализировать ЭДС сердца в горизонтальной.

Измерения на разграфленной ленте. ЭОС – электрическая ось сердца

Наличие на электрокардиографической ленте, нанесенной типографским способом сетки позволяет измерять электрическую активность во время сердечного цикла.

Запись ЭКГ происходит за счет перемещения в вертикальном направлении нагреваемого пера по протягиваемой со скоростью 25 мм в секунду термочувствительной ленте со стандартными клеточками.

(Скорость движения ленты 50мм в сек, применяется в том случае, если необходимо более детально рассмотреть какие-то изменения ЭКГ).

Горизонтальная ось. Длина того или иного интервала на этой оси соответствует продолжительности конкретно проявления электрической активности сердца. Сторона каждого маленького квадрата соответствует 0,04 с. Пять маленьких квадратов образуют один большой – 0,2 с.

Вертикальная ось. Высота зубцов отражает электрический вольтаж (амплитуду) в милливольтах. Высота каждого малого квадрата соответствует 0,1 мВ, каждого большого 0,5. Амплитуду определяют путем подсчета малых квадратов от изоэлектрической линии до наивысшей точки зубца.

Элементы ЭКГ

Основными компонентами, образующими главные фигуры ЭКГ, являются зубец Р, комплекс QRS и зубец Т. Эти единицы электрической активности могут быть разбиты на следующие сегменты и интервалы: интервал PR, сегмент ST и интервал QT.

Зубец Р. Наличие зубца Р указывает на завершение процесса деполяризации предсердий и на то, что импульс исходит из синоатриального узла, предсердий или ткани атриовентрикулярного соединения. Если форма зубца Р нормальная, это означает, что импульс исходит их СА-узла. Когда Зубец Р предшествует каждому комплексу QRS, импульсы проводятся от предсердий к желудочкам.

Нормальные характеристики:

локализация – предшествует комплексу QRS;

амплитуда – не более 0,25 мВ;

продолжительность – от 0,06 до 0,11 с;

форма – обычно округлый и направлен вверх.

Интервал PR. Отражает период от начала деполяризации предсердий до начала деполяризации желудочков – время, необходимое, чтобы импульс от СА-узла через предсердия и АВ-узел дошел до ножек пучка Гиса.

Он дает некоторое представление о месте формирования импульса. Любые варианты изменения этого интервала. Выходящие за рамки нормы, свидетельствуют о замедлении проведения импульса, например при АВ-блокаде.

Номальные характеристики:

локализация – от начала зубца Р до начала комплекса QRS;

амплитуда – не измеряется;

продолжительность – 0,12-0,2 с.

Комплекс QRS. Соответствует деполяризации желудочков сердца. Хотя реполяризация предсердий происходит в то же самое время, на ЭКГ ее признаки неразличимы.

Распознавание и правильная интерпретация комплекса QRS – ключевой момент в оценке деятельности кардиомиоцитов желудочков. Длительность комплекса отражает время внутрижелудочкового прохождения импульса.

Когда зубец Р предшествует каждому комплексу QRS, это означает, что импульс исходит из СА-узла, ткани предсердий или ткани АВ-соединения. Отсутствие зубца Р перед желудочковым комплексом свидетельствует о том, что импульс исходит из желудочков, т.е. имеется желудочковая аритмия.

Нормальные характеристики:

локализация – следует за интервалом PR;

амплитуда – различна во всех 12 отведениях;

продолжительность – 0,06-0,10 с при измерении от начала зубца Q (или зубца R, если зубец Q отсутствует) до начала конца зубца S;

форма – состоит из трех компонентов: зубца Q, являющимся первым отрицательным отклонением пера электрокардиографа, положительного зубца R и зубца S – отрицательного отклонения, возникающего после зубца R. Все три зубца комплекса видны не всегда.

Из-за того, что желудочки депеоляризуются быстро, что сопровождается минимальным временем контакта пера электрокардиографа с бумагой, комплекс вычерчен более тонкой линией, чем другие компоненты ЭКГ.

При оценке комплекса следует обращать внимание на две его наиболее важных характеристики: продолжительность и форму.

Сегмент ST и зубец T. Соответствует окончанию деполяризации желудочков и началу их реполяризации. Точка, соответствующая концу комплекса концу комплекса QRS и началу сегмента ST, обозначается как точка J.

Изменения сегмента ST может свидетельствовать о повреждении миокарда.

Нормальные характеристики:

локализация – от конца S до начала T;

амплитуда – не измеряется;

продолжительность – не измеряется;

форма – не измеряется;

отклонения – обычно ST изоэлектричен, допустимо отклонение не более 0,1 мВ.

Зубец Т. Пик зубца Т соответствует относительному рефрактерному периоду реполяризации желудочков, во время которого клетки особенно ранимы при воздействии дополнительных стимулов.

Нормальные характеристики:

локализация – следует за зубцом S;

амплитуда – 0,5 мВ или меньше в отведениях I, II и III;

продолжительность – не измеряется;

форма – вершина зубца округлая, а сам он относительно пологий.

Интервал QT и зубец U. Интервал отражает время, необходимое для цикла деполяризации и реполяризации желудочков. Изменение его продолжительности может указывать на патологию миокарда.

Нормальные характеристики:

локализация – от начала желудочкового комплекса до конца зубца Т;

амплитуда – не измеряется;

продолжительность – варьирует в зависимости от возраста, пола и частоты сердечных сокращений, обычно между 0,36-0,44 с. общеизвестно, что интервал QT не должен превышать половину расстояния между двумя последовательными зубцами R при правильном ритме;

форма – не измеряется.

При оценке интервала следует обращать внимание на его продолжительность.

Зубец U отражает реполяризацию волокон Гиса-Пуркинье и может отсутствовать на ЭКГ.

Нормальные характеристики:

локализация – следует за зубцом Т;

амплитуда – не измеряется;

продолжительность – не измеряется;

форма – направлен вверх от осевой линии.

При оценке зубца следует обращать внимание на его наиболее важную характеристику – форму.

ИНТЕРПРИТАЦИЯ ЭКГ

Шаг 1: оценка ритма.

Шаг 2: определение частоты сокращений. Определение идентичности интервала Р-Р и R-R и сопряжены ли они друг с другом.

Шаг 3: оценка зубца Р. Необходимо получить ответы на вопросы:

– имеются ли на ЭКГ зубцы Р?

– нормальны ли очертания зубцов Р (обычно они направлены вверх и закруглены)?

– везде ли зубцы Р одинаковы по размерам и форме?

– везде ли зубцы Р обращены в одну и ту же сторону – направлены вверх, вниз или двухфазны?

– везде ли отношение зубцов Р и комплексов QRS одинаково?

– во всех ли случаях одинаково расстояние между зубцами Р и QRS?

Шаг 4: определение длительности интервала Р-R. После того, как определена длительность интервала Р-R (норма 0,12 –0,2 с), выясните, во всех ли циклах они одинаковы?

Шаг 5: определение длительности комплекса QRS. Необходимо получить ответы на вопросы:

– все ли комплексы имеют одинаковые размеры и очертания?

– какова продолжительность комплекса (норма 0,06-0,10 с)?

– во всех ли случаях одинаково расстояние между комплексами и следующими за ними зубцами Т?

– все ли комплексы имеют одинаковую направленность?

– имеются ли на ЭКГ комплексы, отличающиеся от остальных? Если да, измерьте и опишите каждый такой комплекс.

Шаг 6: оценка зубцов Т. ответы на вопросы:

– имеются ли на ЭКГ зубцы Т?

– все ли зубцы Т имеют одинаковую форму и очертания?

– не спрятан ли зубец Р в зубце Т?

– в одну ли сторону направлены зубцы Т и комплексы QRS?

Шаг 7: определение длительности интервала QT. Выясните, соответствует длительность интервала норме (0,36-0,44 с или 9-11 малых квадратов).

Шаг 8: оценка любых других компонентов. Выясните, нет ли на ЭКГ каких-либо других компонентов, включающих проявления эктопических и аберративных импульсов и другие аномалии. Проверьте сегмент ST на предмет наличия в нем любых отклонений и обратите внимание на зубец U. Опишите свои находки.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: //megalektsii.ru/s23446t2.html

Стандартные отведения от конечностей – I, II, III

Эйнтховена треугольник

Сначала записывают отведения от конечностей. Металлические электроды электрокардиографа накладывают на руки и ноги больного. Электрод на правой ноге выполняет роль электрического заземления. Электроды на руках прикрепляют чуть выше запястий, на ногах — выше лодыжек.

Рис. 3-3. Для записи электрокардиограммы используют металлические электроды. Электрод на правой ноге выполняет функцию заземления, чтобы предотвратить помехи от сети переменного тока.

Электрические процессы сердца можно проецировать на туловище и конечности. По этой причине электрод, помещённый на правое запястье, регистрирует такое же электрическое напряжение, как и на правом плече; напряжение на левом запястье или другом участке левой руки соответствует напряжению на левом плече.

Наконец, напряжение на электроде, наложенном на левую ногу, сопоставимо с напряжением на левом бедре или в паховой области.

В клинической практике электроды присоединяют к запястьям и лодыжкам просто для удобства.

Очевидно, для регистрации электрокардиограммы у больного с ампутацией конечности или с гипсовой повязкой необходимо разместить электроды около плеч или паха, в зависимости от обстоятельств.

Выделяют стандартные биполярные (I, II, III) и усиленные (aVR, aVL, aVF) отведения от конечностей. Биполярные отведения были названы так исторически, так как они регистрируют разность электрических потенциалов между двумя конечностями.

Подключение электродов стандартных отведений от конечностей

I отведение, например, записывает разницу напряжений между электродами на левой руке и правой руке:

I отведение = левая рука – правая рука.

II отведение регистрирует разницу напряжений между электродами на левой ноге и правой руке:

II отведение = левая нога – правая рука.

III отведение позволяет оценить разницу напряжений между электродами на левой ноге и левой руке:

III отведение = левая нога – левая рука.

При записи I отведения происходит следующее. Электрод левой руки измеряет электрическое возбуждение сердца с вектором, направленным к левой руке, а электрод правой руки — с вектором, направленным к правой руке.

Электрокардиограф регистрирует разность потенциалов между левой рукой и правой рукой и показывает её в I отведении.

При записи II отведения то же самое происходит с потенциалами электродов левой ноги и правой руки, а при записи III отведения — левой ноги и левой руки.

Треугольник Эйнтховена

I, II и III отведения можно представить схематично в виде треугольника, названного треугольником Эйнтховена по имени голландского физиолога, который изобрёл электрокардиограф в начале 1900-х годов. Сначала ЭКГ состояла только из записи I, II, и III отведений. Треугольник Эйнтховена отражает пространственное расположение трех стандартных отведении от конечностей (I, II, III).

Рис. 3-4. Расположение I, II и III отведений. (I отведение регистрирует разность электрических потенциалов между левой и правой руками, II отведение — между левой ногой и правой рукой, III отведение — между левой ногой и левой рукой.)

Проекция I отведения расположена горизонтально. Левый полюс (левая рука) I отведения положительный, а правый полюс (правая рука) — отрицательный, поэтому I отведение = левая рука – правая рука. Проекция II отведения направлена по диагонали вниз.

Его нижний полюс (левая нога) положительный, а верхний полюс (правая рука) — отрицательный, поэтому II отведение = левая нога – правая рука. Проекция III отведения также направлена диагонально вниз.

Его нижний полюс (левая нога) положительный, а верхний полюс (левая рука) — отрицательный, поэтому III отведение = левая нога –  левая рука.

Эйнтховен, конечно, мог обозначить отведения по-другому. В данном виде биполярные отведения описывает следующая простая формула:

I отведение + III отведение = II отведение.

Другими словами, если сложить величины вольтажа зубцов I и III отведений, мы получим вольтаж во II отведении. Это лишь приблизительное правило. Оно выполнимо при одновременной регистрации трёх стандартных отведений с использованием синхронизированного канала электрокардиографа, поскольку пики зубцов R в трёх отведениях не одновременны.

Точное правило звучит следующим образом: максимальный вольтаж зубца R (или любой другой точки ЭКГ) во II отведении равен сумме величин этих зубцов в I и III отведениях в соответствующих точках, зарегистрированных одновременно.

Эту формулу можно проверить. Сложив вольтаж зубца R в I отведении (+9 мм) и зубца R в III отведении (+4 мм), получим +13 мм — вольтаж зубца R во II отведении. То же самое можно сделать с зубцами Р и T.

При оценке электрокардиограммы полезно сначала быстро просмотреть I, II и III отведения. Если зубец R во II отведении не равен сумме зубцов R в I и III отведениях, возможно, запись неверна или электроды наложены неправильно.

Уравнение Эйнтховена — результат записи биполярных отведений. Электрический потенциал от электрода на левой руке положительный в отведении I и отрицательный в отведении III, равновесие наступает при добавлении двух других отведений:

I отведение = левая рука – правая рука;

II отведение = левая нога  – левая рука;

I отведение + III отведение = левая нога – правая рука = II отведение.

Таким образом, в ЭКГ один плюс три равно двум.

Итак, I, II и III отведения — стандартные (биполярные) отведения от конечностей, которые изобретены раньше других. Эти отведения регистрируют разность электрических потенциалов между выбранными конечностями.

На рисунке треугольник Эйнтховена изображён так, что I, II и III отведения пересекаются в центральной точке. Для этого I отведение просто передвинули вниз, II — вправо, III — влево. В результате получают трёхмерную диаграмму. Эту диаграмму, представляющую три биполярных отведения, используют в разделе «Электрическая ось сердца и ее отклонение».

Источник: //cardiography.ru/otvedeniya_elektrokardiogrammyi/ot_konechnostey/standartnyie_1_2_3.html

Ваш Недуг
Добавить комментарий